Соц. сети & Подписка
Мероприятия

Фуад Ахундов: Еврейские общины – ценнейшее достояние Азербайджана

image
На днях по инициативе Международной ассоциации Израиль-Азербайджан «АзИз» была проведена онлайн-конференция, на которой известный исследователь, историк Фуад Ахундов рассказал об истории евреев в Азербайджане.

По словам Фуада Ахундова, история еврейских общин Азербайджана – это колоссальный научный, культурный, этнографический, а самое главное – человеческий пласт.

«Если говорить о горских евреях, то их появление на территории Азербайджана и Северного Кавказа восходит, по самым скромным оценкам, к первым векам нашей эры. Что же касается ашкеназской общины Баку, то её подъём приходится на период Нефтяного бума 1872-1920 годов. Это был период, когда небольшая Бакинская Крепость с без малого двухтысячелетней историей, но очень небольшим населением становится грандиозным промышленным, индустриальным и культурным центром. Баку стал губернским центром лишь после разрушительного землетрясения в Шемахе в 1859 году. А с 1872 года, с началом Нефтяного бума, берёт отсчёт стремительный рост населения преимущественно за счёт иммиграции извне. 


Так, если в начале Нефтяного бума в Баку проживало порядка 14.5 тысяч жителей, то к Первой Мировой войне население города насчитывало без малого 215 тысяч человек, при этом евреи составляли порядка 4,5 процента. Это была самая крупная община ашкеназских евреев на Южном Кавказе и четвёртая по численности община в пёстрой этно-конфессиональной палите Баку. Однако именно эти 4,5 процента населения обеспечивали около 40 процентов практикующих в Баку врачей и свыше 30 процентов адвокатов»,- отметил историк.

В Баку проживали еврейские семьи интеллектуалов, предпринимателей, общественных деятелей, промышленников, как, например, Промышлянские, Каганы, Дембо, Нуссимбаумы, Ландау, сказал Ф.Ахундов.

«К примеру, Давид Львович Ландау, отец лауреата Нобелевской премии по физике Льва Давидовича Ландау, был управляющим Каспийско-Черноморского нефтяного общества Ротшильда. Его супруга Любовь Веньяминовна Гаркави, выпускница Петербургского женского медицинского института, была известным гинекологом, имела практику в селении Балаханы. Кстати, её Институт спонсировала Марта Людвиговна Нобель - дочь Людвига Нобеля, чьи промыслы находились в Баку. Таким образом, доходы от бакинский нефти, пусть и в опосредованной форме, частично возвращались в Баку в лице ведущих врачей и специалистов.

Еще один выдающийся врач еврейского происхождения - Евсей Яковлевич Гиндес. Уроженец Киева, он приглашается в Баку по общероссийскому конкурсу Совета Съезда бакинских нефтепромышленников для работы в Черногородской клинике. Как ни парадоксально, но восемь лет спустя руководство Совета Съезда уволит его за оказание безвозмездной помощи, однако за это время доктор Гиндес создал себе такое имя, что его увольнение вызвало эффект разорвавшейся бомбы. В кратчайший период на частные пожертвования при Обществе борьбы с детской смертностью создаётся сеть детских лечебниц под названием «Капля молока», которая затем ляжет в основу Института материнства и детства под бессменным руководством Евсея Яковлевича Гиндеса.

В период первой Азербайджанской Республики (1918-1920гг.) доктор Гиндес станет вторым министром здравоохранения. После установления Советской власти он активно включается в борьбу с детской преступностью. Очень разноплановая личность. Имя этого человека золотыми буквами вписано в историю азербайджанской педиатрии», - подчеркнул наш собеседник. 

Исследователь Ф.Ахундов рассказал об интересном эпизоде, описанном в издании SHVUT за 1996 год в статье, посвящённой бакинской еврейской семье Промышлянских. 

«Когда встал вопрос о строительстве синагоги, Бакинская городская дума предоставила под строительство здания землю в центре города бесплатно. Это решение было принято вовсе не потому, что еврейская община не могла позволить себе приобретение дорогостоящего участка, а чтобы официальной сделкой, о которой нужно было докладывать выше, не афишировать крупную еврейскою общину, проживающую за пределами пресловутой черты оседлости. 

Примечательно и то, что в отличие от депортированных Советской властью немцев и греков, выехавших поляков, еврейская община, к счастью, смогла не только пережить советский период, но даже выйти на новый уровень. Так, при всех своих мрачных сторонах новая администрация открыла Государственную Консерваторию, ряд высших учебных заведений, создала новую интеллектуальную нишу, которую в значительной степени заполнили представители бакинской еврейской общины.

Кстати, многие известные еврейские семьи обосновались в Баку в советское время, как это произошло с известным адвокатом Яковом Сергеевичем Вульфом, который пытался эмигрировать из СССР через Баку в Иран и далее в Европу, однако остался в Баку до конца жизни. Его сын Виталий Яковлевич Вульф, замечательный театральный критик, ведущий программы «Серебрянный шар», родился в Баку в 1930 году, провёл здесь детство, юношеские годы, а также часть своей адвокатской практики. Бакинский колорит В.Вульфа навсегда останется частью его человеческого обаяния.

Именно на советский период приходится феномен бакинских двух скульпторов еврейского происхождения. Они были не просто евреями, а одесскими евреями: заслуженный деятель искусств АзССР Яков Иосифович Кейлихис, чей внук сегодня живет в Торонто, и народный художник СССР Пинхос Владимирович Сабсай. 

Яков Кейлихис установил первый скульптурный памятник в Азербайджане. Это был памятник Мирзе Алекперу Сабиру. С 1922 по 1958 год памятник "стоял" в одноименном парке, где сейчас находится сидячая скульптура работы Джалала Гаръягды. Затем кейлихисовский памятник был перенесён в Балаханы и установлен у школы, где преподавал Сабир. Там он находится до сих пор, однако впоследствии Яков Иосифович не создал сколько-нибудь серьезных работ. Безвременная кончина его супруги Веры Алесковской камнем легла ему на крылья: он отошёл от творческой деятельности, полностью посвятив себя преподаванию в Азербайджанском Индустриальном институте (ныне Нефтяная Академия), где он проработал вплоть до своей кончины в 1950 году.

Совершенно по-иному сложится судьба другого выдающегося бакинского скульптора одесско-еврейского происхождения – Пинхоса Владимировича Сабсая.

В стенах Петербургской Академии искусств он познакомился с дочерью нефтяного инженера из селения Балаханы Лидией Абрамовной Лерман, которая затем привезла его в Баку и как истинная бакинка влюбила в этот город. Именно в Баку Пинхос Владимирович раскроется во всей мощи своего таланта, создав такие работы, как памятники Мирзе Фатали Ахундову в одноимённом сквере и в лоджии Музея Низами, бюст Самеда Вургуна в доме поэта. Самой же масштабной из его работ является, увы, не сохранившийся грандиозный монумент Кирову, который лепился… в Бакинской Лютеранско-Евангелической церкви.

Именно благодаря этому памятнику была сохранена Кирха в период, когда в 30-е годы прошлого столетия на волне воинствующего атеизма безжалостно уничтожались храмы всех конфессий на его деятельность. 

По сравнению с Кейлихисом Сабсаю очень повезло: на протяжении всего его творческого пути рядом с ним была его муза – Лидия Абрамовна Лерман, или «Сабсиха», как её называли ученики Пинхоса Владимировича. Замечательная супруга, помощница, надёжный тыл во всём, именно она, по признанию Сабсая, открыла ему Баку, «этот удивительный город, где так много света, тепла и добрых человеческих улыбок»»,- отметил историк.

В январе 1945 года в Баку открылась первая на мусульманском Востоке Академия Наук. Из 15 действительных членов АН двое были евреями - выдающийся гидравлик Иосиф Гаврилович Есьман и Александр Альфонсович Гроссгейм, именем которого в Азербайджане назван ботанический сад, сказал Ф.Ахундов.

«Эмигрировав в Канаду, я столкнулся с ещё одним интересным явлением: бакинские евреи - это некий феномен, своего рода, пардон, мировая масонская ложа. Они все повязаны. Бакинские евреи Торонто связаны с бакинскими евреями в Нью-Йорке. Бакинские евреи в Нью-Йорке поддерживают связи с бакинскими евреями в Германии. А все вместе «завязаны» на Хайфу. 

Я долго раздумывал над тем, в чём же феномен бакинского еврейства? И пришёл к сугубо личному, может, спорному выводу: у бакинских евреев, как, собственно, евреев из других уголков Азербайджана, нет груза негативных воспоминаний. Они жили в социуме, где им традиционно отводилось место интеллектуальной элиты и никогда не было генетического антисемитизма. Именно это наследие позволяет азербайджанским евреям вообще и бакинским евреям, в частности, сохранять эту очень своеобразную идентичность далеко за пределами Азербайджана.

В целом же, по моему глубокому убеждению, отношение к еврейским общинам – это универсальный показатель толерантности общества. И в этом плане две небольшие страны Южного Кавказа – Азербайджан и Грузия – могут служить достойным примером многим европейским государствам», - резюмировал наш собеседник.

Керим Султанов

Vzglyad.az



 Похожие новости

  • Emil Emil написал:

    тест теуста комментария для сайта